RU>
 EN>
Интернет-альманах современной русской поэзии и прозы
"И шестикрылый СЕРАФИМ на перепутьи мне явился..." - А.С. Пушкин.

   О проекте
   Правила публикации
   Об авторском праве
   Сотрудничество
   О сайте


    

    

   

    Rambler's Top100

Григорий Беневич. Стихи о блокаде

Двенадцать

            О. Н.

Дело лишь в том, чтоб принять наказанье,
Если иного для нас уже нет
Нашей природы страстей обрезанья,
Прижитых нами в течение лет

Детских и юношеских от народа
Нашего, времени, школы, среды,
Ставших не то чтоб второю природой
Нам, но оставившей в первой следы,

Ссадины, заусенцы, зарубки −
Все, не изгладив чего, не поймешь,
Что человек и природой-голубкой,
И побужденьем на Бога похож

Вольным, что не виновата природа
Наша ни в чем, что случается нам
Переживать как утрату свободы
Той, что мы можем с грехом пополам

Только себе возвратить, без насилья
Не обходясь над пробуженной в нас
Страстью, с ней как винограда в давильне
Соком и кровью своей обагрясь.

.  .  .

Дело лишь в том. Но пока винограда
Божьего в нас еще не течет
Новая кровь, пока вид Ленинграда
В нас заслоняет тот город, где Петр −

Перво-верховный апостол с другими
Вместе − те камни, что храм создают
Нерукотворный, камнями живыми
Будучи в нем, мы присутствуем тут

Все еще − в непроницаемом мире −
Риме, собой образующем круг 
Диалектической рефлексии:
Санкт-Петербург − Ленинград − Петербург.

.  .  .

Может быть это и есть та блокада,
Вроде немецкой, что Блок не прорвал,
Когда на улицах Петрограда
В венчике роз он Христа увидал

Вместе с двенадцатью, как возмездье
Божие приняв матросов и мат:
Материалистический вместе
С метафизическим − Петроград.

... В венчике белом из роз, а не в терна
Ранящем в кровь его крестном венце.
Вот почему, как не бился упорно
Блок, он остался в блокадном кольце

Символов с их бесконечным киваньем:
Девушка − роза, поэт − соловей,
Не совершив до конца обрезанье
Русско-немецкой природы своей.

        1995 г.


Ботанический сад

Не вырубленный в блокаду,
«Аптекарский огород» −
Юдоль моя и прохлада,
Спасение от забот,

К тебе прибегаю в это
Господне лето, в жару,
Когда представленья нету,
Где б душу спасти свою.

Не вырубленный в блокаду
Не спиленный на дрова...
Юдоль моя и отрада, −
Чудесные дерева,

Чья родина вся планета −
Америка и Китай,
Встретившиеся в этом
Саду, превращенном в рай

Земной. Спасенный в блокаду
Бог весть какою ценой,
Теперь ты глазам отраду
Даешь и душе покой.

Диковинные растенья
Самых разных пород, −
Духовное исцеленье,
«Аптекарский огород».

Люди, как и деревья,
Кто б не был какой крови
И кем бы не был по вере −
Все дети одной Земли.

Хоть с детства и был он нервным,
А с возрастом стал жесток
С людьми, но в России первым
Свел Запад он и Восток −

Царь Петр, насадивший этот
«Аптекарский огород»,
Который в Господне лето
Дух перевести дает

И вспомнить Петра другого,
Того, кому Бог ключи
От города неземного
С Апостолами вручил.

Он из родной Палестины
Пришел в языческий Рим,
Чтоб сделать народам зримым
Вход в горний Ерусалим

И этим прорвал блокаду,
В какой был его народ...
Любовь моя и отрада −
«Аптекарский огород».

        2001 г.



Ruthenia.Ru

Стихи.Ru

Проза.Ru

Сервер "Литература"

Грамота.Ru

НазадНаверх