RU>
 EN>
Интернет-альманах современной русской поэзии и прозы
"И шестикрылый СЕРАФИМ на перепутьи мне явился..." - А.С. Пушкин.

   О проекте
   Правила публикации
   Об авторском праве
   Сотрудничество
   О сайте


    

    

   

    Rambler's Top100

Николай Гумилёв. Избранные переводы на английский язык

Утешение

Кто лежит в могиле,
Слышит дивный звон,
Самых белых лилий
Чует запах он.

Кто лежит в могиле,
Видит вечный свет,
Серафимских крылий
Переливный снег.

Да, ты умираешь,
Руки холодны,
И сама не знаешь
Неземной весны.

Но идешь ты к раю
По моей мольбе,
Это так, я знаю.
Я клянусь тебе.


Comfort

He that has been buried
Hears a glorious chime,
Smells the whitest lilies
In his dream beyond time.

He that in his grave lies
Sees an endless light
As the wings of Seraphs
Shed their snow-flakes bright.

You are on your death-bed
And your hands are cold.
Do you know what spring will
To your eyes unfold?

By my earnest prayer
Eden pure and true
Granted you forgiveness.
This I swear to you.

Перевод: 29 мая 2006 г.


Жираф

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.


The Giraffe 

Today I can see that your features are strikingly sad,
Your arms on your knees are as thin as dandelion stalks. 
But listen, in far-away lands that surround lake Chad
A graceful giraffe softly walks.

A slender and delicate beauty he rightfully owns,
And magical ornaments run through the flanks of his hide,
That only the moon can compare to, when coolly it dawns
And bounces and swings on the surface of lakes open wide.

His colors resemble the sails of a distant frigate,
And smoothly he runs, like a cheerful bird in its flight.
At sunset he stands by a grotto’s marmoreal gate
And marvelous visions replenish the world in his sight.

Mysterious lands have possessed me in legend and song:
There was a black maiden that ravished the heart of a king.
But you have been breathing this nebulous air for too long,
Apart from its moisture you dare not believe in a thing.

And how will I tell you of gardens in emeralds clad,
Of towering palm-trees and smells of unthinkable weeds?
You've started to cry now. But listen, in far-away Chad
An exquisite-looking giraffe to his grotto proceeds.

Перевод: 1 - 4 мая, 2007.


К ***

Если встретишь меня, не узнаешь!
Назовут - едва ли припомнишь!
Только раз говорил я с тобою,
Только раз целовал твои руки.

Но клянусь - ты будешь моею,
Даже если ты любишь другого,
Даже если долгие годы
Не удастся тебя мне встретить!

Я клянусь тебе белым храмом,
Что мы вместе видели на рассвете,
В этом храме венчал нас незримо
Серафим с пылающим взором.

Я клянусь тебе теми снами,
Что я вижу теперь каждой ночью,
И моей великой тоскою
О тебе в великой пустыне, -

В той пустыне, где горы вставали,
Как твои молодые груди,
И закаты в небе пылали,
Как твои кровавые губы.


To ***

If you meet me, you won't recognize me!
If they call me by name, you won't know me!
Only once have I spoken to you,
Only once have I kissed your soft hands.

But I swear to you that you will be mine,
Even if you belong to another man,
Even if, through the long and dull years,
I will never, for once, encounter you.

I swear this to you by the white church
That we saw together at daybreak —
In this church, unseen, you and I were wed
by the Seraph whose eyes were on fire.

And I swear this to you by the very dream
That I've had every night since then,
By my hungry yearning for you
In the great and weary desert, —

In the desert in which mountains rose
Like the tips of your young tender bosom,
In the desert in which sunsets burned
Like the bloody red of your lips.

Перевод: 2015.


Она

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живет в таинственном мерцанье
Ее расширенных зрачков.

Ее душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью, дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,
Так странно плавен шаг ее,
Назвать нельзя ее красивой,
Но в ней все счастие мое.

Когда я жажду своеволий
И смел и горд - я к ней иду
Учиться мудрой сладкой боли
В ее истоме и бреду.

Она светла в часы томлений
И держит молнии в руке,
И четки сны ее, как тени
На райском огненном песке.


She

I know a Lady: stark silence
and bitter weariness of speech
live in the secret twinkling
of her dilated eye-pupils.

Her soul is eagerly open only
to the brass music of Poesy,
deaf and contemptuous to the lowly
joys of the world down there.

Her footsteps are strangely smooth,
unhurried, almost inaudible.
One would not call her a beauty,
and yet, in her lies all my happiness.

When I thirst for daring courage,
when I am proud and bold, I come to her
to learn the delightful wisdom of pain
in her blissful delirium.

Lucid is she in the hours of darkness.
She holds lightning-rods in her hand.
And her dreams are crisp, like shadows
on the fiery sands of paradise.

Перевод: 2015.

Переводчик: Ткаченко-Гастев А.А.



Ruthenia.Ru

Стихи.Ru

Проза.Ru

Сервер "Литература"

Грамота.Ru

НазадНаверх